Фото выложенные в сеть без согласия

Ната­лья Бара­но­ва

Всего материалов: 580

Пред­ставь­те, что вы сни­ма­е­те детей на бла­го­тво­ри­тель­ной акции, дела­е­те репор­таж с митин­га или порт­ре­ты под­опеч­но­го, на лече­ние кото­ро­го нуж­ны сред­ства? Мож­но ли сво­бод­но выкла­ды­вать фото, или нуж­но спра­ши­вать раз­ре­ше­ния? О том, какие пра­ви­ла важ­но знать, замре­дак­то­ра Теп­ли­цы Ната­лье Бара­но­вой рас­ска­за­ла стар­ший юрист Цен­тра защи­ты прав СМИ Свет­ла­на Кузе­ва­но­ва .

Изоб­ра­же­ние чело­ве­ка – это его фото­гра­фия, видео­за­пись или порт­рет. В судеб­ной прак­ти­ке, по сло­вам Свет­ла­ны Кузе­ва­но­вой, изоб­ра­же­ни­ем ино­гда при­зна­ют кари­ка­ту­ры, шар­жи, паро­дии, на кото­рых чело­ве­ка мож­но узнать.

Почему нельзя публиковать фото без согласия?

Сама съем­ка не будет нару­шать пра­во чело­ве­ка на изоб­ра­же­ние, нару­ше­ни­ем может быть толь­ко пуб­ли­ка­ция фото­гра­фии. Так, закон преду­смат­ри­ва­ет, что рас­про­стра­не­ние фото­гра­фии, на кото­рой изоб­ра­жен чело­век, воз­мож­но толь­ко с согла­сия это­го само­го чело­ве­ка.

Этот вопрос регу­ли­ру­ет­ся ст. 152.1 ГК РФ «Охра­на изоб­ра­же­ния граж­да­ни­на». Неза­кон­ное рас­про­стра­не­ние фото­гра­фий может обер­нуть­ся вам судеб­ным иском с тре­бо­ва­ни­ем ком­пен­са­ции мораль­но­го вре­да. Судеб­ная прак­ти­ка пока­зы­ва­ет, что в сред­нем при­суж­да­ет­ся ком­пен­са­ция в 10 тысяч руб­лей.

Публикуем и не спрашиваем. Какие есть исключения?

1. Фото­гра­фии пуб­лич­ных пер­сон: поли­ти­ков, обще­ствен­ных дея­те­лей, депу­та­тов, арти­стов, спортс­ме­нов мож­но пуб­ли­ко­вать без раз­ре­ше­ния. Но нуж­но пом­нить, что инте­рес к ним дол­жен быть обще­ствен­но зна­чи­мым. «То есть сним­ки долж­ны отра­жать дея­тель­ность это­го чело­ве­ка, а не его част­ную жизнь. Инфор­ма­ция о про­ис­хож­де­нии, месте житель­ства, пре­бы­ва­ния, лич­ной и семей­ной жиз­ни и дру­гие све­де­ния о чело­ве­ке част­но­го харак­те­ра – это инфор­ма­ция о част­ной жиз­ни», – объ­яс­ни­ла Свет­ла­на Кузе­ва­но­ва.

2. Сни­мок мож­но пуб­ли­ко­вать без раз­ре­ше­ния, если это дела­ет­ся в госу­дар­ствен­ных или обще­ствен­ных инте­ре­сах. По сло­вам юри­ста, Вер­хов­ный суд разъ­яс­нил, что к обще­ствен­ным инте­ре­сам сле­ду­ет отно­сить, в част­но­сти, потреб­ность обще­ства в обна­ру­же­нии и рас­кры­тии угро­зы демо­кра­ти­че­ско­му пра­во­во­му госу­дар­ству и граж­дан­ско­му обще­ству, обще­ствен­ной без­опас­но­сти, окру­жа­ю­щей сре­де.

Напри­мер, фото с митин­га или иллю­стра­ция к рас­ска­зу об обще­ствен­но зна­чи­мом собы­тии может быть опуб­ли­ко­ва­но без согла­сия людей, кото­рые на нем запе­чат­ле­ны.

3. Если фото­гра­фия сде­ла­на во вре­мя пуб­лич­но­го меро­при­я­тия (бла­го­тво­ри­тель­ной акции, митин­га, собра­ния, кон­фе­рен­ции) или в откры­том для сво­бод­но­го посе­ще­ния месте (парк, кон­церт, ули­ца), то сни­мок мож­но пуб­ли­ко­вать без раз­ре­ше­ния. Это так­же отно­сит­ся к сним­кам детей. «Важ­но, что изоб­ра­же­ние чело­ве­ка не долж­но быть основ­ным объ­ек­том, то есть не круп­ным пла­ном. Но если вы хоти­те опуб­ли­ко­вать круп­ный план, необ­хо­ди­мо согла­сие чело­ве­ка», – пре­ду­пре­ди­ла юрист.

Кста­ти, если нет пись­мен­но­го согла­сия мож­но упо­мя­нуть о «мол­ча­ли­вом» согла­сии: когда из пове­де­ния чело­ве­ка сле­ду­ет, что он не про­тив съем­ки и пуб­ли­ка­ции сво­ей фото­гра­фии, то есть пози­ру­ет фото­гра­фу. Так что если на сним­ке несколь­ко чело­век – раз­ме­щать мож­но.

4. Если же изоб­ра­же­ние чело­ве­ка на фото­гра­фии доста­точ­но круп­ное, одна­ко сама фото­гра­фия отра­жа­ет ход пуб­лич­но­го меро­при­я­тия, собы­тия, во вре­мя кото­ро­го она сде­ла­на, или, напри­мер, явля­ет­ся частью репор­таж­ной съем­ки, то такое исполь­зо­ва­ние так­же допус­ка­ет­ся без согла­сия.

Фото­гра­фия с акции про­тив выруб­ки пар­ка в Киро­ве, 2015 год. В этом слу­чае спра­ши­вать у роди­те­лей раз­ре­ше­ния на пуб­ли­ка­цию фото­гра­фии не нуж­но, так как это пуб­лич­ное собы­тие и часть репор­таж­ной съем­ки. Автор фото: Ната­лья Бара­но­ва.

5. Пра­ви­ла исполь­зо­ва­ния изоб­ра­же­ний детей иден­тич­ны пра­ви­лам пуб­ли­ка­ции изоб­ра­же­ний взрос­лых. Но согла­сие на пуб­ли­ка­цию надо полу­чать у закон­ных пред­ста­ви­те­лей ребен­ка (роди­те­лей, опе­ку­нов или попе­чи­те­лей). По сло­вам Свет­ла­ны Кузе­ва­но­вой, дирек­тор шко­лы или заве­ду­ю­щая дет­ско­го сада не явля­ют­ся тако­вы­ми, поэто­му раз­ре­ше­ние на съем­ку от них нель­зя рас­це­ни­вать как согла­сие на после­ду­ю­щее исполь­зо­ва­ние фото. Если вы сни­ма­е­те под­опеч­ных, напри­мер, детей или под­рост­ков из дет­ско­го дома, раз­ре­ше­ние необ­хо­ди­мо полу­чить у дирек­то­ра дет­ско­го дома (в слу­чае если у детей нет роди­те­лей).

6. Про соц­се­ти сто­ит пом­нить сле­ду­ю­щее: если поль­зо­ва­тель раз­ме­стил фото на сво­ей стра­ни­це в Facebook или ВКон­так­те, это не зна­чит, что он дал согла­сие исполь­зо­вать его. «Пото­му, когда вы ище­те фото­гра­фии в соци­аль­ных сетях, помни­те про общие пра­ви­ла исполь­зо­ва­ния», – заклю­чи­ла юрист.

Согласие на обнародование и использование изображения гражданина «представляет собой сделку», которая может быть совершена в письменной или устной форме. Поэтому согласие может содержать ряд условий, определяющих порядок и пределы обнародования и использования его изображения. «Если согласие было дано в устной форме либо путем совершения конклюдентных действий, таким согласием охватывается использование изображения в том объеме и в тех целях, которые явствуют из обстановки, в которой оно совершалось», — говорится в постановлении пленума.

Согласие гражданина на использование его изображения может быть отозвано им в любое время, но владелец права на использование изображения может потребовать возмещения причиненных отзывом убытков. После смерти гражданина и при отсутствии пережившего его супруга, детей или родителей, какого-либо согласия для обнародования и использования изображения данного гражданина не требуется.

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

Люди ратуют за неприкосновенность частной жизни и публикуют фотографии детей в интернете. Никто не задумывается, кто и как может использовать эти снимки. Вы хотите показать, как мило малыш морщит носик, а кто-то хочет заработать деньги.

Разве они не прелестны? Хотите любоваться этими малютками каждый день? Welcome! Почему нельзя? Подумаешь — это не ваши дети! Да какая разница?! Ведь кружки с их милыми личиками можно купить в интернет-магазине.

С ноября 2010 года каждое образовательное учреждение, будь то детсад или институт, обязано иметь свой официальный сайт. С тех пор участились жалобы родителей на неправомерность размещения фотографий их детей в Интернете. Что же говорит об этом закон?

В каких случаях требуется согласие родителей

Согласно ст. 24 Конституции Российской Федерации сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Ст. 152.1 Гражданского кодекса РФ гласит, что обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина.
Поскольку в соответствии ч.1 ст. 64 Семейного кодекса с родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами без специальных полномочий, согласие на размещение фотографий детей на сайте образовательного учреждения его сотрудники должны получать у родителей. Во многих образовательных учреждениях существуют формы письменного согласия родителей на размещение фотографий или другой личной информации (фамилия, имя) их детей на официальном сайте учреждения.

Однако Закон также предусматривает случаи, когда согласие родителей на размещений фотографий детей не требуется. Свободная публикация фотографий возможна в случаях, когда:
1) использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах;
2) изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования;
3) гражданин позировал за плату.

Иными словами, если ваш ребенок не фотомодель, то любое его фото, за исключением фото крупным планом, может быть свободно опубликовано на сайте образовательного учреждения, если оно сделано во время публичного праздника, утренника, школьной линейки, спортивной олимпиады, иного торжества или массового мероприятия.

Что делать, если на фотографии с концерта нет согласия родителей некоторых детей на использование фотографий?
Если фотография сделана во время публичного массового мероприятия, такую фотографию можно публиковать, несмотря на отсутствие согласия родителей одного из детей.

Каково наказание?
За публикацию фотографий детей в Интернете без согласия их родителей администрация образовательного учреждения несет ответственность, предусмотренную ст. 137 Уголовного Кодекса РФ. В случае, если суд признает вину, лицо, опубликовавшее фотографию, будет наказано штрафом в размере до 200 000 рублей или в размере заработной платы или иного их дохода за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок от 120 до 180 часов, либо исправительными работами на срок до 1 года, либо арестом на срок до 4 месяцев.

Куда жаловаться?
Если фото ребенка было опубликовано без согласия родителей в Интернете, то они вправе обратиться с жалобой в прокуратуру на нарушений их прав, предусмотренных ст. 24 Конституции и ст. 152.1 ГК РФ. В случае, если публикация фотографий причинила ребенку (или его законным представителям) нравственные страдания, родители вправе обратиться в суд с иском о возмещении морального вреда, причиненного незаконным использованием изображения гражданина.

Какое именно право ребёнка нарушено, если опубликовано только фото? Право может быть нарушено, например, если оно могло быть реализовано. Как может ребёнок реализовывать своё право на получение прибыли от публикации? И самое главное — как может ребёнок рассматриваться как жертва, поскольку не может дать согласия, если он не может дать и несогласия? Если вопрос права просто не стоит в данном случае? Я не понимаю всего этого странного дискурса, в результате которого дети фактически становятся чем-то средним между священной коровой и объектом страха и избегания. Детей нельзя фотографировать, нельзя обнимать, нельзя говорить с чужими детьми да и со своими не следует быть слишком спокойными. Всё потому, что у ребёнка постоянно нарушаются какие-то права, о которых мы всё узнаём и узнаём. И о которых ребёнок не имеет вообще никакого представления. У него другие заботы, но взрослые заняты рассуждениями о правах ребёнка.

Читайте также:  Это гусь его рога защищают от врага

Верховный суд РФ разъяснил, в каких случаях можно публиковать фото граждан.

Подчеркивается, что размещение фотографий в интернете не дает права на свободное использование изображения без получения согласия изображенного лица

В подготовленных рекомендациях пленум пояснил, что «обнародование изображения гражданина, в том числе размещение его самим гражданином в интернете, и общедоступность такого изображения не дает иным лицам права на свободное использование такого изображения без получения согласия изображенного лица».

Исключение составляют лишь случаи, «если гражданин является публичной фигурой (занимает государственную или муниципальную должность, играет существенную роль в общественной жизни в сфере политики, экономики, искусства, спорта или любой иной области), а обнародование и использование изображения осуществляется в связи с политической или общественной дискуссией или интерес к данному лицу является общественно значимым».

Вместе с тем, отметили на пленуме, «согласие необходимо, если единственной целью обнародования и использования изображения лица является удовлетворение обывательского интереса к его частной жизни либо извлечения прибыли». Не требуется согласия, если публикация происходит для защиты правопорядка и безопасности (например, в связи с розыском граждан, в том числе пропавших без вести, либо являющихся участниками или очевидцами правонарушения).

Пленум напомнил, что согласия не требуется и при публикации «изображения, полученного при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, в том числе, открытых судебных заседаниях, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях)», но оговорился, что из этого исключены случаи, когда изображение человека на снимке «является основным объектом использования».

В частности, не нужно согласия, если в целом фотоснимок отображает информацию о проведенном публичном мероприятии. При этом внимание не должно привлекаться именно к изображению данного гражданина. Коллективные фотографии, где «граждане очевидно выразили свое согласие на фотосъемку» может обнародовать любой из запечатленных на фото без получения дополнительного согласия от иных изображенных на фотоснимке лиц, «за исключением случаев, если такое изображение содержит информацию о частной жизни указанных лиц», отметил Верховный суд.

Согласие на обнародование и использование изображения гражданина «представляет собой сделку», которая может быть совершена в письменной или устной форме. Поэтому согласие может содержать ряд условий, определяющих порядок и пределы обнародования и использования его изображения. «Если согласие было дано в устной форме либо путем совершения конклюдентных действий, таким согласием охватывается использование изображения в том объеме и в тех целях, которые явствуют из обстановки, в которой оно совершалось», — говорится в постановлении пленума.

Согласие гражданина на использование его изображения может быть отозвано им в любое время, но владелец права на использование изображения может потребовать возмещения причиненных отзывом убытков. После смерти гражданина и при отсутствии пережившего его супруга, детей или родителей, какого-либо согласия для обнародования и использования изображения данного гражданина не требуется.

Журналист Дмитрий Токметсис (Dimitri Tokmetzis) и дизайнер Юрий Вирман (Yuri Veerman) провели социальный эксперимент. Они собрали фотографии малышей на Flickr и запустили одностраничник, где продаются кружки с портретами чужих детей. Всего $15–20, и вы счастливый обладатель бокала с милой крохой.

«Разве такое возможно?» — спросите вы. Как же неприкосновенность частной жизни, защита прав ребёнка и другие правовые ценности, закреплённые в конституциях и международных актах?

Право на неприкосновенность частной жизни входит в состав основных прав человека и гражданина. В России оно закреплено статьями 21–25 Конституции, Федеральными законами № 152 «О персональных данных», № 149 «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», статьями 152, 152.1, 152.2 Гражданского кодекса, статьёй 137 Уголовного кодекса, а также рядом международных актов: Всеобщей декларацией прав человека, Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, Международным пактом о гражданских и политических правах.

Разве коммерческая деятельность с использованием фотографий чужих детей не нарушает права человека?

Токметсис и Вирман считают, что их эксперимент нарушил право на неприкосновенность частной жизни в нескольких аспектах. И хотя декларируемые права человека в жизни не всегда соблюдаются, их значение нельзя недооценивать.

Право контролировать информацию о себе
Неприкосновенность частной жизни состоит из нескольких правомочий. Одно из них — право контролировать информацию о себе. Это означает, что человек вправе сам решать (в допустимых законом пределах), где и какие данные размещать о себе и своей жизни. Исходя из этого Токметсис и Вирман не сделали ничего неправомерного. Ведь люди сами публикуют фотографии на Flickr с лицензией Creative Commons с разрешением коммерческого использования контента.

Этические проблемы происходят потому, что многие не знают, что СС-лицензии бывают разными.

На этой почве в конце прошлого года разыгрался скандал вокруг сервиса печати Flickr Wall Art. Компания Yahoo (владелец Flickr) в полном соответствии с условиями лицензии Creative Commons, допускающей использование фотографий в коммерческих целях, печатала фотокартины, отправляла их клиентам и получала за это плату. Авторы фотографий при этом не получали ни копейки. Волна возмущения заставила сервис удалить коллекцию фотографий Creative Commons из подборки Flickr Wall Art и принести официальные извинения.

В некоторых юрисдикциях для использования фотоснимков с изображением детей необходимо разрешение родителей или законных представителей несовершеннолетних. Но и это спорный момент. Ведь, выложив в Сеть фото детей, родители (представители) уже дали молчаливое согласие на их распространение.

Ничто не мешает другим сайтам использовать вашу фотографию. Если картинка попала в поиск Google Image, то вскоре она разлетится по множеству ресурсов. Токметсис и Вирман обнаружили, что скачанные ими фото детей были также на сайтах о путешествиях, о защите детей, о психическом здоровье.

Читайте также:  Продам квартиру после пожара москва

И это лишь верхушка айсберга. Веб-гиганты зарабатывают миллионы на частных данных пользователей. Движущая сила Всемирной паутины — пользовательский контент. Фото, видео, тексты, музыка — люди сами загружают и распространяют это.
В тот момент, когда вы нажимаете кнопку «Опубликовать» в Facebook или на YouTube, вы заключаете с ними негласный договор, позволяющий свободно использовать этот материал, в том числе коммерчески.

Возьмём в качестве примера Facebook. 1 января 2015 года социальная сеть обновила пользовательское соглашение. Соцсеть объявила, какие персональные данные собирает о пользователях:
посты, переписка, личные данные при регистрации, фотографии и видео, загруженные на платформу, — всё это Facebook хранит и при необходимости может использовать в своих целях;
транзакции, осуществлённые через Facebook (например, донаты в Candy Crush Saga);
действия пользователей на сторонних ресурсах, если они нажали установленные там кнопки «Нравится» (Like) или «Поделиться» (Share).

После рассылки Facebook уведомлений об обновлении пользовательской политики в российской прессе началась шумиха. Из-за расплывчатости формулировок журналисты решили, что соцсеть будет передавать (например, аналитическим компаниям, операторам связи и так далее) персональные данные без согласия пользователей. Но позже представители Facebook разъяснили:

Мы не передаём персональную информацию, которая лично идентифицирует пользователя, рекламодателям или партнёрам в случаях, если вы не предоставили нам на это отдельного разрешения.

Однако это не означает, что веб-корпорации не зарабатывают на вас. Зайдите в Google Play, возле многих приложений, книг, игр и фильмов вы увидите аватарки ваших друзей из кругов Google+. При регистрации они поставили галочку, и теперь Google может использовать их фото в рекламных целях, продвигая свои приложения.

Таким образом, соглашаясь с политикой использования данных того или иного ресурса, мы фактически отказываемся от права контролировать информацию о себе.

Право на конфиденциальность
В настоящее время в российском правовом поле нет официальной дефиниции конфиденциальности. Но подразумевается, что если лицо получило доступ к сведениям о частной жизни другого лица, то оно не вправе без разрешения передавать их третьим лицам.

Не являются нарушением частной жизни сбор, хранение, распространение и использование информации в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле.

Простой пример: клиника не может разглашать сведения о заболевании пациента без его согласия. Но если диагноз запрашивают правоохранительные органы в интересах следствия, то медицинское учреждение может его назвать. Также данные теряют конфиденциальность, если человек публично написал об этом, например, в Twitter.

В Сети конфиденциальность может быть нарушена ненароком. Допустим, вы выставили очень строгие настройки приватности в социальных сетях и думаете, что теперь ваши интимные публикации увидят только самые-самые близкие. Это не так. Никто не гарантирует, что ваши родные и друзья так же щепетильно следят за параметрами конфиденциальности. «Класс» или «Поделиться» отправляют пост на стену друга, а она, возможно, доступна всем, иногда включая даже незарегистрированных пользователей.

Халатность пользователей на этом не заканчивается. Мамочки отправляют снимки детей на фотоконкурсы, выкладывают в сообществах по интересам и не задумываются, что правило конфиденциальности в этом случае не работает.

Контекст приватности
Итак, с юридической точки зрения действия Токметсиса и Вирмана легальны. Но авторы эксперимента всё равно считают свой поступок неправильным. Почему? Всё дело в контексте.

В англоязычных странах есть такое понятие, как privacy. Его сложно перевести. Грубо говоря, это приватность, то есть то, что тесно связано с личностью, неофициальные отношения и взаимодействия с близкими.

Ещё сложнее понять правовую природу privacy. В российском правовом поле ближе всего к этому понятию конфиденциальность, речь о которой шла выше. Но это не одно и то же. «Приватность» также тесно связана с естественными правами человека, но её границы сложнее поддаются юридическому очертанию.

Так, директор института информационного права университета Нью-Йорка, профессор Хелен Ниссенбаум (Helen Nissenbaum) много лет изучает проблему приватности и анонимности в интернете. Она полагает, что многие пользователи, соглашаясь предоставить информацию о себе в открытый доступ, даже не представляют себе, какие интимные подробности можно извлечь из неё.

Профессор Ниссенбаум ввела термин «контекст приватности». По её мнению, цифровое поле постепенно поглощается нормами этики. Например, обсуждая с врачом проблемы со здоровьем, мы подразумеваем, что эти сведения останутся приватными. Это естественно в контексте неприкосновенности частной жизни. Но, если на ту же тему мы говорим с торговым представителем фармацевтической компании, нам очевидно, что информация будет использована в коммерческих целях.

В обоих случаях понятен контекст обмена информацией. Не нужно уточнять, какая из ситуаций относится к privacy, а какая нет.

Проблемы начинаются, когда контекст меняется не по воле человека. А это происходит всякий раз, когда нажимается кнопка «Поделиться».

Родители, публикующие фотографии своих детей, действуют в контексте: показать чад бабушкам и дедушкам, родственникам и друзьям, чтобы разделить с ними радость. Но когда Токметсис и Вирман нанесли снимки на кружки и выложили на коммерческой платформе, контекст сместился. Отсюда дискомфорт — они вторглись в privacy.

В этом смысле социальные медиа — таран, вторгающийся в зону приватности и меняющий контекст информации. Многие слышали о ситуациях, когда безобидный твит начинает жить своей жизнью и приносит проблемы.

Facebook, Google, Instagram и другие крупные компании декламируют конфиденциальность пользователей. Но контекст приватности ускользает. Готовность делиться своей жизнью онлайн не означает, что все согласны с формами использования частной информации.

Было бы неплохо, если бы при нажатии кнопки шаринга всплывало окно «Отказаться от права на неприкосновенность частной жизни?». Какую кнопку нажали бы вы: «Да» или «Нет»?

«>

Ссылка на основную публикацию
Займ на карту
close slider

Adblock
detector