Чем отвечает директор ооо по долгам

Содержание

Вот есть в компании несколько участников, они назначают директора. А он делает, что хочет. Например, заключает странные договоры: обычно перевозка груза стоит десять тысяч, а у него — миллион. У компании появляются убытки, участники спрашивают директора: «Где деньги? Откуда убытки?». Раньше директор мог сказать, что ничего не знает. Такие убытки было сложно доказать через суд.

Теперь всё изменилось. Директора можно привлечь к ответственности за убытки перед своей же компанией. Об этом и расскажем в статье.

За что отвечает директор

До постановления пленума Высшего арбитражного суда № 62 привлечь директора за убытки было сложно. Суды обычно говорили, что убытки не доказаны.

В 2014 году в Гражданском кодексе появилась статья 53.1 с понятиями «недобросовестности» и «неразумности» действий директоров. С 2017 года стали действовать нормы субсидиарной ответственности директоров и участников компании при банкротстве. Но мы пока не будем трогать банкротство и поговорим только об ответственности директора по убыткам компании.

В ООО «Ферал» было несколько участников, с 1 января 2011 года по 31 декабря 2014 года одного из них назначили директором. Назовем его Пашковским.

Пока Пашковский был директором, компания перечислила 73 млн рублей на оплату счетов компаний, зарплату и заправку автомобиля. Участники посчитали, что Пашковский потратил деньги незаконно и нанес убытки компании.

Суд проверил материалы и оказалось, что Пашковский переводил деньги компаниям и платил за какой-то алюминий. Компаний-партнеров было больше десяти.

Некоторые компании были ликвидированы, ни у одной из фирм не было лицензий, бухгалтерский учет они не вели. Директора компаний заявили, что они не директора, о компаниях не слышали и документы не подписывали. Суд сделал вывод, что это фирмы-однодневки.

Получается, Пашковский действовал не в интересах компании, а выводил деньги. Он пытался опровергнуть эти доводы и сказать, что срок давности прошел, поэтому он ничего не должен. Суд с этим не согласился.

Срок исковой давности начинается не с момента нарушения, а с момента, когда другие участники о нем узнали. Участники доказали, что три года не знали о действиях Пашковского. Значит, срок исковой давности не прошел.

Суд постановил взыскать с Пашковского 73 млн рублей и 200 000 рублей судебных расходов. Судебное дело

Получается, директор не может действовать, как хочет. Если его действия ведут к убыткам, участники могут попросить их возместить. Но не всегда.

Когда наступает ответственность

Ответственность возникает, если директор или другие участники действовали недобросовестно и неразумно. «Недобросовестно» и «неразумно» — это слова из закона:

Цель предпринимательской деятельности — прибыль. Она связана с рисками и убытками, но обычно директор пытается их избежать и уменьшить. Это логично: компания больше заработает, и директор тоже получит больше денег. Если директор совершает сделки с серьезными рисками, выводит деньги, это выглядит подозрительно. Получается, он намеренно наносит ущерб компании и другим участникам. Может, он так делает по незнанию, а может проворачивает нечестные схемы.

Пленум Высшего Арбитражного суда № 62 разъяснил, в каких случаях суд решит, что директор действовал недобросовестно:

  • был конфликт личных интересов и интересов компании. Например, у директора была еще одна компания. Он продавал ей товары по заниженной цене, а та компания продавала эти же товары по рыночной цене. В итоге директор получал дополнительную прибыль;
  • скрывал или искажал информацию о сделках от других участников компании;
  • совершал сделки без одобрения участников, когда нужно было получить такое одобрение. Такие сделки обычно прописывают в уставе, например, оформление кредитов, займов, продажа недвижимости;
  • когда директора отстранили от должности, он отказался передавать документы по сделкам, которые могли привести к убыткам. Например, директор заявил, что документы утащила собака, которая потом попала под машину (мы шутим, ну, а вдруг);
  • заранее знал или должен был знать, что совершает невыгодные сделки и сделки с фирмами-однодневками, но продолжал это делать.

Кроме недобросовестности в законе есть о неразумности. Суд посчитает, что директор действовал неразумно в таких случаях:

  • не проанализировал информацию перед заключением договора, по которому цены оказались выше рыночных. Например, не сравнил цены поставщика с другими на рынке;
  • не обратил внимание на открытую информацию о партнере: выписки из реестров, картотеки судебных дел, базу приставов, реестр сведений о банкротстве, реестр нотариальных доверенностей;
  • обошел обычную процедуру оформления сделки. Например, раньше директор согласовывал договоры с юристами, а по невыгодной сделке не стал.

Новый Пленум Верховного суда № 53 указал несколько признаков недобросовестности участников компании:

  • давали указания директору совершать убыточные сделки;
  • назначили такого директора, который будет действовать не в интересах компании;
  • управляли компанией так, что она наносила вред партнерам. Например, заключали сделки, а потом не платили. Или вели работу, а потом бросали компанию с долгами по налогам.

Можно сказать, что недобросовестные действия — это умышленные действия, а неразумные — неосторожные действия.

В законе упоминается термин «невыгодная сделка». Такой считается сделка, если цена по ней отличается от аналогичных сделок в два или более раза. Например, обычный компьютер стоит тридцать тысяч рублей, а директор покупал такие же для своих сотрудников по семьдесят тысяч рублей. И важно то, что директор делал это умышленно. Он знал, что компании это невыгодно, но всё равно делал.

Необоснованная налоговая выгода в статье «Дела»

Верховный суд говорит, что директор должен проверять партнеров и проявлять должную осмотрительность. Ему нужно собирать информацию о партнерах в открытых источниках и сохранять ее. Можно на каждого партнера завести папку, распечатывать информацию из интернета, проставлять дату и подписывать. Какие документы нужно собирать, мы писали в статье о необоснованной налоговой выгоде.

ООО «Уралподшипник» торговало подшипниками. В компании было три участника, одного назначили директором. В этот раз он будет Юшевым.

Один из участников подал на директора в суд и сказал, что тот принес компании убытки в 2,8 млн рублей. Он заключил невыгодный договор доставки подшипников с перевозчиком.

До этого «Уралподшипник» возил подшипники в Екатеринбург другими транспортными компаниями. Двенадцать перевозок стоили 12 300 рублей. А теперь компания заплатила другому перевозчику 1,9 млн рублей. Это в 156 раз дороже.

Получается, компания заключила договор на невыгодных условиях. Суды считают невыгодной сделку, которая превышает цены по аналогичным сделкам в два раза, а тут аж в сто пятьдесят шесть.

Суд постановил, что Юшев действовал недобросовестно и взыскал с него 2,8 млн рублей. Судебное дело.

По этому делу видно, что при оценке добросовестности и разумности суды учитывают деловую практику компании. Например, с какими партнерами она работала раньше, по каким ценам.

Если сделка отличается от тех, что были раньше, суд будет задавать вопросы. Зачем компании платить миллион за доставку, если до этого она платила десять тысяч рублей. Это может быть срочная доставка за два часа или доставка на Тесле, но суду нужны доказательства. Вот дело, где суд доказывал неразумность действий директора.

Участники ООО «Каробейник» подали в суд на директора. Назовем ее Светлана К. Она выдала доверенность Марине К., чтобы та получила товар от ООО «Алко» на 5 млн рублей. У них была одинаковая фамилия, поэтому они, видимо, родственники.

По бумагам товар пришел на склад, есть отметка в товарной накладной. Правда, суду предоставили копию товарной накладной. В ней не было сведения о транспорте и подписи водителя. На накладной стояла печать со странным оттиском. Такую печать директору при назначении не давали.

На самом деле продукция на склад не пришла. Получается, директор выдала доверенность ненадежному человеку, а тот куда-то дел товар или провел сделку только на бумаге. У компании возникли убытки. Суд постановил взыскать с директора 5 млн рублей, от должности ее отстранили.

Директора освободят от ответственности за невыгодную сделку, если он докажет, что сделка была частью цепи сделок. Эта была невыгодной, а остальные должны были принести прибыль. Другой вариант — доказать, что сделка была «крайне необходимой» (тоже термин из закона). Без нее компания потеряла бы еще больше. Но доказывать такое сложно.

Кто отвечает по долгам

Ответственность за убытки относится к директору, совету директоров и участнику, который давал директору указания совершать недобросовестные сделки. Если для решения по сделке собирали собрание участников или совет директоров, то к ответственности привлекут только тех, кто голосовал за сделку. К тем, кто был против, претензий не будет.

Если решение по невыгодным сделкам принимали несколько участников компании, они будут отвечать солидарно. То есть убытки могут взыскать со всех участников или с любого из них на свое усмотрение.

В законе «О банкротстве» есть понятие «контролирующее лицо должника». Контролирующее лицо — физическое лицо или компания, которые давали должнику распоряжения, как действовать и какие сделки совершать.

Определение «контролирующего лица» относится к банкротству компании, но по сути то же самое, что «лицо, имеющее фактическую возможность определять действия юридического лица» из статьи 53.1 Гражданского кодекса. Поэтому мы можем его использовать для нашей темы.

Закон говорит, что контролирующие лица:

  • директор, участники совета директоров;
  • участники, у которых вместе больше 50% долей уставного капитала;
  • кто-то, кто мог получить выгоду из-за недобросовестного поведения директоров или участников.

По сути это и есть директор, совет директоров, участники компании. Правда, к контролирующим могут отнести и других людей, у которых были полномочия влиять на деятельность компании. Это может быть кто-то, кто связан с участниками родственными связями или должностными обязанностями:

  • жена директора, если она была участником компании и решала, какие сделки заключать. Может быть и другой родственник, который влиял на работу компании;
  • бухгалтер или финансовый директор, у которого была доверенность на подпись договоров и который в отсутствие директора работал за него.

Если действия бухгалтера или финансиста привели компанию к убыткам, на них будет ответственность. Доказать это сложно: нужно опрашивать сотрудников и находить доказательства, кто одобрял сделки.

В целом, правило такое: кто влиял на деятельность компании, тот и отвечает. Влиять могли компании и люди, которых нет среди участников и которые были косвенно связаны с одним из участников.

На первый взгляд не всегда видно, кто на самом деле контролирует компанию. Суд выясняет, кто на самом деле действовал от компании, давал указания директорам, управляющим и участникам по сделкам. Верховный суд сформулировал это так: «Имел возможность осуществлять прямой контроль, скрытый на первый взгляд ввиду отсутствия прямых корпоративных связей».

Вот одно из громких дел, которое сейчас разбирает Верховный суд:

Инвестиционная компания «Дальняя степь» была одной из нескольких дочерних компаний Фонда Эрмитаж (остров Гернси). «Дальняя степь» была нужна, чтобы покупать акции «Газпрома» и других российских компаний. По закону иностранные компании не могли покупать акции «Газпрома».

Фондом руководила компания «Эйчэсбиси Мэнеджмент» (HSBC Management). Был в деле еще банк Эйчэсбиси, который входил в эту группу компаний, там «Дальняя степь» хранила деньги. Банк распоряжался деньгами компании, как хотел. В 2004—2005 году он вывел почти 1,8 млрд рублей, хотя у компании был долг перед налоговой в 1,2 млрд.

Спустя 12 лет суд доказал, что «Дальнюю степь» довели до банкротства ее владельцы: «Эйч-эс-би-си Банк» и «Эйчэсбиси Мэнеджмент». Банк отпирался, говорил, что не контролировал компанию и вообще срок исковой давности прошел.

Суды трех инстанций отвергли доводы банка. Они указали, что Эйэсбиси — контролирующее лицо, его можно привлечь к субсидиарной ответственности и возмещению 1,2 млрд долгов. Судебное дело.

Директор в компании может быть номинальным. То есть он действовал не сам, а по указанию другого участника или совета директоров. Они сказали ему работать с фирмой-однодневкой, он и работал. В этом случае закон не освобождает его от ответственности по убыткам.

Суд может снизить ответственность, если номинальный директор поможет разобраться в ситуации, найти фактического директора или его имущество. Нет четкого алгоритма, как суд будет распределять ответственность между номинальным директором и фактическим руководителем. Это всегда индивидуально.

Ответственность по налогам

Директор отвечает не только по убыткам перед участниками, но и перед налоговой. Схема такая: налоговая доначисляет налоги, пени, штрафы компании, а участник подает на директора в суд и взыскивает эти убытки с него.

При банкротстве налоговая сама подает заявление о привлечении директора к ответственности и пытается получить деньги с него. Бывают дела по банкротству, где компания задолжала по налогам. Налоговая обычно отнимает деньги у всех, кто контролировал компанию. Но банкротство — это большая тема, не для этой статьи.

Если директор из-за долгов перед налоговой переводит деятельность на другую компанию, налоговая может доказать взаимозависимость:

В ЗАО «Королевская вода» прошла налоговая проверка, ей надо было доплатить 330 млн рублей налогов. Компания платить не хотела и перевела деятельность на ООО «Королевская вода» (хоть бы название поменяли, как дети, ей-богу). Налоговая доказала, что компании взаимозависимые и платить всё равно пришлось.

Налоговая считает, что банкротство может быть инструментом ухода от налоговой. Вот так сказал заместитель руководителя ФНС Сергей Аракелов:

Поэтому налоговая тщательно рассматривает дела о банкротствах, если есть задолженность перед налогов. Она исследует компании на взаимозависимость по таким признакам:

  • у компаний один и тот же директор;
  • одни и те же поставщики, покупатели и сотрудники;
  • одни и те же офис, сайт, телефон, адреса отправки электронной отчетности, товарные знаки;
  • компания перевела имущество, сотрудников на другую компанию до или во время ликвидации или проверки налоговой;
  • одинаковые условия работы с поставщиками, покупателями;
  • перечисление денег между собой.

Директора могут привлечь к ответственности по налогам еще в таких случаях:

  • компании доначислили налоги и штрафы. Директор будет отвечать, если в отчетности найдут искажения и ошибки, которые помогали уходить от налогов;
  • заплатила лишние налоги.

Получается, директору надо постоянно проверять, что там с налогами: оформляет ли бухгалтер отчетность, сколько компания платит налогов и правильно ли принимает вычет по НДС.

Кто и в какой срок может подать в суд

Подать в суд на директора может участник компании. Суд не откажет даже новому участнику, которого не было в компании, когда директор работал и приносил убытки.

Срок давности — три года. Но начинается он не с нарушения, а с того момента, когда участник узнал о них.

Для нового участника срок исковой давности начинается с момента, когда его предшественник мог узнать об убытках.

Новые законы частично лишили директора презумпции добросовестности. Если директор отказывается давать пояснения по своим действиям в компании, суд сочтет его недобросовестным. В этом случае директору самому придется доказывать, что он действовал разумно и добросовестно: «Миллион было похожих сделок, всё проходило хорошо и без убытков, а в этот раз повлияли санкции, скачки валют или то, что главный продажник перебежал к конкурентам».

Как директору защититься от рисков

Юристы считают, что новые законы не защищают директоров и участников компаний от необоснованных исков. Например, директор действовал честно, но сделка завершилась убытками, и другие участники хотят взыскать с него убытки. Вот несколько советов, как защититься от таких ситуаций:

  • проверять партнеров по сделкам и проявлять должную осмотрительность. Заключаете договор с новым поставщиком и тут же собираете на него досье: устав, лицензии, результаты проверки в судебных базах, реестре юридических лиц, реестре дисквалифицированных директоров. Мы писали подробнее о том, какие документы собирать в статье о необоснованной налоговой выгоде;
  • не заключать заведомо невыгодные сделки и не работать с фирмами-однодневками: не продавать недвижимость по заниженным ценам, не заключать договоры на рекламу или информационные услуги, чтобы прикрыть другие сделки;
  • согласовывать свою зарплату и зарплату сотрудников с владельцами компании и платить в белую;
  • не выполнять указания других участников и владельцев компании по невыгодным сделкам. Потом будет сложно доказать, что директор номинальный и действовал по поручению других участников;
  • вовремя готовить отчетность, вести бухгалтерский учет и хранить документы. Тогда суд не будет подозревать, что директор специально уничтожил документы, чтобы скрыть подробности сделки;
  • хранить все документы, которые связаны с общими собраниями участников и голосованиями по всем вопросам. Так проще доказать, что решение принимал не один директор, а все участники;
  • не создавать схемы, чтобы уходить от налогов: дробление бизнеса, наем сотрудников по договору с ИП, обналичивание через однодневки.

В этом деле суд встал на сторону директора:

В ООО «Мигеко» было три участника, они владели заправочной станцией. Участники назначили директором Майорова (это вымышленное имя), а потом подали на него в суд и просили возместить их компании 92 млн рублей.

Во время работы Майоров заключил договор с ООО «Транслес» на поставку нефтепродуктов на 76 млн рублей. Поставка состоялась, но налоговая доначислила компании налогов на 18 млн рублей. Дело в том, что по сделке «Мигеко» приняла вычет по НДС. Она имела на это право, но «Транслес» по этой сделке налог не заплатил, а значит нельзя было сделать вычет.

Участники добивались, чтобы сделку признали невыгодной, а действия директора неразумными. Но они не смогли это доказать. По сделке доначислили НДС, но такое может быть с каждым. Директор не мог заранее знать, что поставщик не оплатил НДС. Судебное дело.

Василий Иванов — молодой, талантливый и предприимчивый технический специалист — решил открыть свой бизнес, так как придумал мега-продукт. На старте бизнеса он уволился с работы, зарегистрировал ООО с 10 тыс. уставного капитала, вложил немного своих денег, взял небольшой кредит, нанял на работу 5-ых технических специалистов. Работа пошла, но через полгода оказалось, что у продукта нет будущего, деньги закончились, кредит не погашен, перед сотрудниками задолженность по зарплате за 2 месяца на сумму 400 тыс. рублей чистыми и перед бюджетом на сумму 204 тыс. рублей (примерно +51% от суммы задолженности перед сотрудниками, т.к. тут 13% НДФЛ, 31% ПФР + ФОМС и по мелочи). В общем, дела плохи, пора закрываться и возвращаться к работе «на дядю».

Вопрос: что делать Василию с долгами и ООО?

Можно ли ему обанкротить ООО с потерей лишь 10 тыс. уставного капитала, и чтобы ему за это ничего не было? Действительно ли учредитель ООО страхует все свои риски величиной уставного капитала?

Давайте разбираться. Общество с ограниченной ответственностью – самая популярная в России организационно-правовая форма. Делая выбор между ИП и ООО, начинающие бизнесмены основным аргументом в пользу ООО считают ограничение ответственности общества размерами уставного капитала. Гражданский кодекс подтверждает, что учредители не отвечают по долгам юридического лица. ИП же несёт ответственность всем своим имуществом.

Так ли это на самом деле? Рассмотрим этот вопрос с понятиями «субсидиарная ответственность», «бенефециарный владелец», «контролирующее должника лицо». Не знаете, какое отношение имеют эти определения к ограниченной ответственности ООО? Самое прямое.

  • субсидиарная ответственность – это дополнительная и неограниченная ответственность руководителей и учредителей ООО по обязательствам своей организации;
  • бенефециарный владелец (он же конечный выгодоприобретатель) – лицо, которое является фактическим собственником компании, даже если в состав учредителей оно не входит;
  • контролирующее должника лицо – лицо, имеющее или имевшее в последние два года перед признанием ООО банкротом возможность влиять на его деятельность.

А теперь подробнее.

Пока ООО в добром здравии, работает и отвечает по своим обязательствам, никто на личное имущество учредителей посягать не вправе. Но если бизнес не пошёл или компания изначально создавалась не с самыми чистыми намерениями, то при наличии непогашенных долгов перед кредиторами общество обязано объявить себя банкротом.

И вот тут при нехватке капитала ООО для покрытия своих долгов в силу может вступить статья 3 закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ: «В случае несостоятельности (банкротства) общества по вине его участников… на указанных участников в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам».

Да, конечно, кредиторы должны доказать, что к банкротству общества и наличию непогашенных долгов привели именно действия участников или других контролирующих лиц. И доказывают! Интересующиеся могут поискать в сети обзор арбитражной судебной практики по делам о привлечении к субсидиарной ответственности учредителей (участников) ООО. Такие иски активно рассматриваются в судах с 2009 года, и учредители действительно расплачиваются своим имуществом по обязательствам созданной ими компании. Вот такая получается неограниченная «ограниченная» ответственность.

«Позвольте, — скажете вы, — а почему мы говорим только об ответственности участников ООО? А если фирмой руководил сторонний директор. К нему и все вопросы.»

Ну, во-первых, согласно статистике нашего сервиса по подготовке документов для регистрации ООО и ИП, всего лишь в 19% случаев директором становится сторонний наёмный работник не из числа учредителей (6775 из 35462 комплектов документов). А во-вторых, как раз для того, чтобы не перекладывать всю ответственность за банкротство на руководителя, часто номинального, закон № 127 «О несостоятельности» ввел понятие «контролирующее должника лицо».

Под этими лицами понимают, в том числе, участников ООО, которые давали директору указания действовать определённым образом. И не только действующих участников, но и тех, кто входил в состав общества не далее, чем два года назад. Директор, который тоже несёт свою долю ответственности, может от неё освободиться, если докажет, что при доведении компании до банкротства действовал по прямому указанию учредителей.

Более того, в отношении лиц, контролирующих должника (читай – участников ООО), действует презумпция вины. Это означает, что пока не доказано иное, считается, что общество стало банкротом благодаря их действиям или бездействию, если:

  • сделки, которые причинили вред кредиторам, совершены с одобрения или в пользу контролирующего лица;
  • обязательные документы бухгалтерского учета отсутствуют или искажены.

Можно ли избежать субсидиарной ответственности участников, если не заявлять о банкротстве, а быстро распродать всё, что осталось из имущества, и ликвидировать ООО? Можно, конечно, но не советую, чтобы, кроме разборок с кредиторами, не попасть ещё и под уголовную ответственность по статье 195 УК РФ.

К сожалению, а для кредиторов к счастью, ООО так просто не закроешь. Это ИП может сняться с регистрационного учета всего за пять дней и с долгами. Его кредиторы тоже, конечно, в покое не оставят, но закрыть ИП с долгами вне процедуры банкротства можно. Кстати, предпринимателю в некоторых случаях даже выгодно признать себя банкротом, но это уже другая история.

Что касается ООО, то если в процессе ликвидации выясняется, что его имущества для удовлетворения требований кредиторов недостаточно, ликвидационная комиссия обязана подать заявление о банкротстве. Поэтому не стоит верить сомнительным объявлениям организовать быструю ликвидацию ООО с долгами без процедуры банкротства.

Для защиты интересов кредиторов при выводе активов (это когда всё имущество компании быстро и недорого распродается, часто своим же людям) законом о банкротстве введена глава об оспаривании сделок должника. Эти нормы позволяют оспорить сделки, совершённые с целью вывода активов, и вернуть реализованное имущество или его действительную стоимость в конкурсную массу. Причем, сделки, совершенные не только накануне подачи заявления о банкротстве, а за предыдущие три года.

Об удовлетворении своих интересов за счёт участников ООО заявляет и государство. Статья 49 НК РФ: «Если денежных средств ликвидируемой организации … недостаточно для исполнения в полном объеме обязанности по уплате налогов и сборов, причитающихся пеней и штрафов, остающаяся задолженность должна быть погашена учредителями (участниками) указанной организации».

Приведем пару показательных примера привлечения к субсидиарной ответственности участников ООО и лиц, контролирующих должника:

    ООО «ТД Вега», имея собственный непогашенный кредит на сумму 93 млн рублей, по решению общего собрания участников становится поручителем по кредиту для ООО «Арт Вижен Групп». Объём взятых на себя обязательств по договору поручительства – 122 млн рублей, при этом балансовая стоимость активов «ТД Вега» составляет только 99 млн рублей. Для подписания договора поручительства не имелось никакой экономической целесообразности, и в результате действий руководителя и участников ООО «ТД Вега» доведено до банкротства. Суд признал вину руководителя и двух участников общества и привлек их к субсидиарной ответственности: по 42,6 млн рублей с каждого. (Определение арбитражного суда г. Москвы по делу № А40-82872/10-70-400"Б").

  • Участники ООО «Дуслык» в процессе реорганизации вывели все активы в другую созданную ими компанию. При этом само общество имело задолженность по налогам, и ИФНС обратилась с заявлением о признании ООО «Дуслык» несостоятельным. В рамках привлечения к субсидиарной ответственности суд обязал участников общества выплатить задолженность по налогам в сумме 675 тысяч рублей. (Решение арбитражного суда Республики Башкортостан по делу № А07-7955/2009).
  • В общем, вести бизнес надо осмотрительно. И если что-то пошло не так, а такое происходит чаще, чем если что-то пошло на «ура!», то 10 тыс. рублями уставного капитала можно не отделаться. Спасибо за внимание.

    И да, чуть не забыл, Василию из примера выше реально надо напрячься и вернуть как минимум деньги сотрудникам. Или же быть готовым ко всему.

    Тем, кто заинтересовался данной темой и для кого она оказалась злободневной, рекомендуем ознакомиться со статьёй: Ответственность учредителя за деятельность ООО в 2016 году

    Только зарегистрированные пользователи могут участвовать в опросе. Войдите, пожалуйста.

    Реальна ли субсидиарная ответственность, на ваш взгляд?

    Реальна ли субсидиарная ответственность, на ваш взгляд?

    Похожие публикации

    • 6 декабря 2016 в 09:08

    Что выгоднее открыть разработчику: ИП или ООО? Небольшой Чек Лист

    Нужны ли книжные советы начинающим предпринимателям?

    Сколько зарабатывает программист в Москве по мнению ФНС

    AdBlock похитил этот баннер, но баннеры не зубы — отрастут

    Вакансии компании Regberry.ru

    Комментарии 64

    Согласитесь, вы написали ерунду.

    Если банкротить ООО (не со злым умыслом, а если «не шмогла я»), то надо обязательно:

    1. погасить долги по зарплате;
    2. рассчитаться по НДФЛ и НДС.

    Остальных можно прокинуть:

    1. поставщиков и кредиторов (я считаю, что это очень плохо для кармы, и вообще западло);
    2. Пенсионный фонд (а вот тут у меня никаких терзаний совести нет);
    3. государство по налогу на прибыли или единому налогу.

    Неприятно, но не смертельно. Причём лучше на банкротство подавать самому, когда понимаешь, что «приплыли», чем ждать, когда возьмут за жабры.

    Может — сначала открыть ИП, заработать года за 4 этот самый 1000000, а затем открыть юрлицо?

    Т.н. «безвиновная» ответственность действительно в нашем гражданском праве присутствует. Но приведенный Вами пример к ней не относится. Все случаи такой ответственности отдельно оговорены в законах, и основной пример ее — ответственность владельца источника повышенной опасности. Например, владельца автомобиля или, скажем, предприятия. Так, владелец автомобиля в любом случае будет нести гражданско-правовую ответственность, если его автомобилем был причинен вред третьим лицам (даже при отсутствии уголовной и административной ответственности). Скажем, неисправность тормозной системы, которая возникла не по вине владельца авто и привела к тому, что машина «снялась» и укатилась в какой-нибудь киоск. Или даже (в этом примере обычно у всех начинает сильно бомбить) если некий Василий Пупкин совершит наезд на пешехода исключительно по вине пешехода (вылез за ограждение, бросился под машину и пр.), так, что будет установлено, что ПДД Пупкиным нарушено не было, ни к административной, ни к уголовной ответственности он не привлекается, то Пупкин все равно будет нести гражданско-правовую ответственность перед пешеходом или его родственниками (правопреемниками) как владелец источника повышенной опасности. Применительно к предприятию же наиболее популярный пример — это выбросы и вредные отходы. Если происходит какая-то утечка или выброс в атмосферу каких-то токсичных веществ или отходов, то предприятие даже при отсутствии вины в данном происшествии несет гражданско-правовую ответственность перед всеми пострадавшими. Все случаи безвиновной ответственности отдельно оговорены в законах, и Вашего примера там нет, можете успокоиться 🙂

    Что касается ответственности учредителей. Вина руководства или владельцев компании, приведших организацию к банкротству всегда кажется логичной, да. Мол, кто ж виноват, если вот они руководили, руководили и доруководились? Но мы с Вами должны отличать (и суды, как правило, прекрасно отличают) ситуации, когда с одной стороны у нас есть бездарный или просто неудачливый управляющий, а с другой — лицо, которое планомерно вело предприятие к гибели. Действительно, наличие причинно-следственной связи между реализацией руководством (владельцами) организации своих полномочий и совокупностью юридически значимых действий, совершенных управляемой таким директором или подконтрольной соответствующим владельцам организацией, результатом которых стало ее банкротство, является необходимым условием возложения субсидиарной ответственности. В то же время, если руководство организации и (или) ее владельцы докажут (а доказывать тут придется да), что их действия, приведшие к банкротству организации, являлись частью обычного хозяйственного оборота и не были направлены ни против самой организации, ни против ее контрагентов, ни о какой субсидиарной ответственности речь идти не будет.

    Вот здесь очень опасно бывает «добивать раненую лошадь». Мне известны случаи, когда предприятие в результате неумелого управления и банального головотяпства со стороны директора попадало в крайне неприятную финансовую ситуацию — становилось неплатежеспособным по части своих обязательств. Владелец долго и искренне расстраивался, а потом, чтобы, как ему казалось, минимизировать убытки, вывел активы, распродал имущество и обанкротил свое детище. Так вот, у суда не было претензий к тому, что как ООО оказалось на коленях, ибо первичные финансовые потери были связаны с ведением предприятием обычной хозяйственной деятельности. А вот к «закапыванию стюардессы» у суда возникли вопросы. И владелец закономерно выхватил субсидиарную ответственность по долгам предприятия. Здесь

    Поэтому к этому вопросу всегда надо относиться серьезно. ООО действительно убережет своего учредителя от ответственности по своим долгам, но только в том случае, если действия учредителя являются добросовестными.

    Читайте также:  Можно ли присоединять лоджию к кухне
    Ссылка на основную публикацию
    Займ на карту
    close slider

    Adblock
    detector